• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: тучи над эйдосом (список заголовков)
08:41 

Тучи над Эйдосом. История без номера.

Нельзя так просто взять, и не взять то, что можно не взять.

Новые жизни. Дикая вода.
(ESP. for Gata)



Где-то там – под водой – спит наш город старинный,
В тишини первозданной хранит свои тайны.
Мы любили друг-друга – потому и спаслись...
Мне не хочется думать, что это – случайно...
НАУ, «Атлантида».


После того, как Князь Тьмы допил чай и ушёл к себе, Эфир обнаружил оставшуюся после него фотографию девушки. Девушка на вид была симпатичной, и не похожей на дуру. Делать было всё равно нечего. Он положил на фотографию руки и попытался связаться...

Пришедшая однажды, в сон туманных троп, в Эйдос девушка поначалу мало чем выделялась. Она была симпатична, даже красива. Но ничего необычного в ней не было видно... До поры...

Девушка оказалась давней знакомой Тёмного. Девушка оказалась весьма многогранной личностью. Девушка оказалась очень приятным собеседником... В общем – немного помнит история таких лиц, как то, что было у Тёмного Князя, когда Эфир попросил его оставить фотографию девушки. Фотография была нужна для связи...

Девушка недолго жила среди неприсягнувших. Она была первой в очереди во время знаменитой Присяги Четырёх. Она не колеблясь отдала себя Ночи. Она получила от Ночи Облик. Вот тут и пришло понимание – она не обычна. Почему? Потому что мало кто получал от Ночи стихийные облики. Теперь её звали Дикая Вода...


Тёмный пытался ревновать, но быстро понял всю нелогичность данной эмоции по отношению к данной ситуации (Ой, какая фраза...). А Эфир продолжал общаться с Дикой Водой, отдыхая с ней от зачастую окружавшей его тупости...

Она была очень изменчива. Она не любила слишком долго оставаться в одной жизни. За это кто-то её любил... А кто-то ненавидел. Несколько раз пытались её убить, но убить воду – трудная задача... А потом – пришла зима...

Однажды она не вышла на связь. Эфир пожал плечами и сел пить коняк. Он пил его до тех пор, когда пришёл Князь Тьмы, старательно прячущий слёзы.
- Она замёрзла. Её разбили.
Эфир помрачнел. Закрыл коньяк, и вышел вместе с Кнеязем из комнаты. После чего они пошли в разные стороны.

Пожалуй, самое точное определение для неё – валькирия, не желающая воевать. Она не трогала никого, и не хотела, чтобы трогали её. Она не смотрела далеко в будущее, потому что всегда была за него спокойна...

Когда через день они вернулись – на душе Тёмного Князя было несколько трупов, а в на руках Эфира – ларь, с осколками льда. При виде ларя лицо Князя из гневного превратилось в печальное:
- Она?
Эфир молча кивнул. И выложил лёд на диван. Налил две рюмки. Когда они были выпиты – также молча показал Князю на лёд. Лёд таял...

Она любит ручьи...


Возле окна обнимались Дикая Вода и Князь Тьмы. У столика Эфир, довольно жмурясь, пил коньяк...

@темы: Тучи над Эйдосом

09:01 

Тучи над Эйдосом. Конец.

Нельзя так просто взять, и не взять то, что можно не взять.
Живущие ночью. Те кто рядом.
(Послесловие, которое необходимо)



Смотрите – это моя комната в северном камне Эйдоса. Диван, секретер, кофейный столик. Секретер забит бумажками по самое «Не хочу». На полочках – книги и статуэтка из малахита. На диване – красная накидка. На кофейном столике – бутылочка коньяка и графин с апельсиновым соком без сахара. Коньяк – для меня. Апельсиновый сок – нет.
Смотрите – это я на собственном диване. В чёрных штанах и обнажённым торсом, не отличающемся мускулистостью.
Смотрите – это моё окно. Сейчас оно открыто, поэтому вы не видите пятна крови, которое оставил врезавшийся в него раненый сокол.
Сейчас оно открыто. Я жду…
- Мурр…
- Добрая Ночь, Котёнок.
Прямо с окна – на диван. Три метра.
- Держишь форму, Котя. Будешь сок?
Она потягивается, преображается.
- Добрая Ночь, Арлекин.
Мы целуемся. Я ведь тоже кот… На целую треть. Но, последнее время во мне, по-моему, нет ничего, кроме этой самой трети.
- Ты почувствовал меня?
- Нет. Я просто знал что ты придёшь.
- Ты меня не любишь…
По-моему она обиделась.
- Котёнок, смотри.
Я провожу рукой над кофейным столиком.
- Что-нибудь почувствовала?
- Нет…
А на столике уже стояла фигурка кошки из чёрного дерева.
- Видишь, Котёнок, у нас слишком разная магия. Ты – дочь Ночи. Ты пресекаешь незаконное колдовство. Ты уходишь в Ночь, и я каждый раз не знаю, когда я увижу тебя в следующий раз. А я… Я живу в Ночи, но моя сила – сила Сумерек. Я – магистр игры. Я исправляю нарушения правил. И, с моей точки зрения, незаконная магия может иногда находиться в пределах этих правил… Нам придётся долго привыкать, чтобы чувствовать друг друга… У нас слишком разная магия…
Она задумалась. Я снова поцеловал её.
- Останешься сегодня?
- Я подумаю.
Я опускаю руки. С этим я ничего не мог поделать. Она – кошка. Она – сама по себе. Но, именно за её кошачью натуру, я и люблю её…

Для вас «Люблю» звучит слишком сильно? Тогда, пока, можете прочесть «Влюбился». Пока что я не буду с вами спорить. Но это – пока что.

- Погладь меня по спинке – есть ещё час.
Я глажу её. Она мурлычет. А потом…
Она потягивается, преображается. Мяукнув на прощанье она исчезает в окне. А я… А что я… Я чувствую эту Ночь – у меня работы сегодня не будет. Поэтому остаётся сидеть рядом с коньяком и надеяться, что она тоже не может без меня…

Хотел бы поставить точку. Но, вновь – многоточие…

@темы: Тучи над Эйдосом

08:59 

Тучи над Эйдосом. История одинадцатая.

Нельзя так просто взять, и не взять то, что можно не взять.
Раб маски. Последняя деталь.



Связь времён распалась:
И злодей, и светлый гений
Тесно сплелись в объятьях –
Их различить нельзя…
(Ария, «Я не сошёл с ума»)



Его тянуло к свету…

В ночь попадают по разным причинам. В том числе – по ошибке.

Его звали Сиэльси, или, коротко, Силс. (Для англичан: «СиЭльСи» = «CLC» = «Crazy Lazy Cat» = «Сумасшедший Ленивый Кот») Он был дневным созданием.
Он не видел Ночь, но видел тьму.
Он не видел ветер, но чувствовал холод.
Он не видел людей, но пугался теней…

Но и попавшие в Ночь по ошибке всё же могли получить Атрибут и принять Облик.

Вы соврёте, если скажете, что не знаете, как он поступил. Он пошёл к холму. Как он узнал про холм – знает только дождь. Вы знаете, что он пришёл на холм. Вы знаете, что он пришёл туда один. Вы знаете, что над холмом кружили соколы…

А холм… Чувствовалось в нём что-то необычное. Сильное…


Силс обрёл Атрибут. Кошачьи глаза… Силс принял Облик. Кот…

Эфир создал Маску, чтобы увидеть мир чужими глазами…
Бледный Клоун оживил Маску, чтобы спрятать свои глаза…

Силс не бил холм. Он просто попросил его…
Холм раскрылся. Холм мяукнул. Холм отдал Маску.
Силс закрыл глаза. Силс протянул руку. Силс взял Маску…

Силс отдал Маске себя, чтобы изменить свои глаза…

Маска устала быть одна. Маска взяла Силса…
Туман…
- Где я?
- В маске.
Человек в чёрном, с серебристыми застёжками на плаще и манжетами на рубашке. Смотрит мимо. Глаз не видно за серебристыми очками.
- Можешь не спрашивать. Я – Эфир. Я создал Маску.
- А я сделал её живой.
Человек в красном. В клетчатой шутовской шляпе без бубенцов. С опущенными вниз уголками рта.
- Я – Бледный Клоун.
Силс понял…
- Приятно познакомиться. Я – Силс. И теперь у Маски есть моё тело…

Тут – точка. Так родился Чёрный Арлекин.

Так родился Чёрный Арлекин. Сумеречное создание в мире Ночи…

@темы: Тучи над Эйдосом

09:05 

Тучи над Эйдосом. История десятая.

Нельзя так просто взять, и не взять то, что можно не взять.
Боль напрокат. Боги скорби.



И я не знаю точно, кто из нас прав:
Меня ждёт на улице дождь,
Их ждёт дома обед…
(Кино, «Закрой за мной дверь»)



Бог скорби – это я. Вернее, если исходить из заголовка, я – один из них. С остальными я знаком косвенно. Я читал их книги, я видел их глаза… Но их самих – никогда. А уж они меня – тем более…

На Аллее Статуй, в западном камне Эйдоса, агатовая статуя плача стоит первой. Но не смотрите ей в лицо. Испейте из сложенных вместе ладоней её слёз и идите дальше…

Бог скорби – это я. И это – не прозвище, не должность, не хобби, не имя. Это – способ приходить в себя после душевных потрясений. Я беру негативные эмоции и довожу их до состояния произведения искусства. Постепенно в них остаётся всё меньше от негатива, и появляется всё больше от произведения…

Рубиновая статуя гнева стоит второй. Здесь стоит задержаться на пару минут, обхватив ладонями её лицо. Зачем? Чтобы запомнить силу, которую даёт человеку гнев. Главное – не стойте здесь слишком долго. Всего – понемножку…

Бог скорби – это я. Никогда не путайте скорбь с грустью или депрессией. Иначе я обижусь. Сильно. Грусть – слишком неопределённая эмоция. Да, грустно всегда от чего-то, но, чаще всего, она сама – ни о чём. Просто грусть. Просто состояние…

Многие говорят, что малахит – камень с крайне оптимистичным цветом. Может и так. Третья статуя – малахитовая. Статуя скорби. Тут я вас не ограничиваю. Можете трогать её, ходить вокруг, вы ничего не добьётесь, пока не заглянете в её глаза. А вот тогда… Многие слышат голос, некоторые – видят сны, не отрывая взгляда…

Бог скорби – это я…
Депрессия – это вполне конкретная эмоция. Но слишком бесполезная. Поэтому депрессия – тоже не моё…
Я – бог скорби…

Алмазная статуя смерти – последняя на аллее. Здесь мы, пожалуй, остановимся…

@темы: Тучи над Эйдосом

10:18 

Тучи над Эйдосом. История девятая.

Нельзя так просто взять, и не взять то, что можно не взять.
Чужой гость. Эстетика смерти.



Смерть стоит того, чтобы жить…
(Кино, «Легенда»)



Сын Облака был воином поневоле…
Его угораздило родиться во время войны с Монахом Крови. В то время, когда из каждого Атрибута делали оружие. Каждый Облик вселял ужас во врагов…
Сотнями гибли соколы, уличённые в шпионаже…
Десятками гибли присягнувшие, не успевшие укрепить свой облик…

Битва в Долине Смертных Пророчеств – самая бессмысленная в истории войн Крови. Это была просто демонстрация силы. Это был спектакль…

Обе стороны стояли. Сверкали Атрибуты, разряжаемые в небо. Сверкали Облики, копившие силу. Сверкали взгляды, накапливающие ненависть. И тогда он не выдержал…

Героизм – не образ жизни, а род смерти… ©

Со своим, вовсе не боевым, Атрибутом он побежал вперёд…
Просто…
Для того, чтобы увидеть всё это в последний раз, и уйти в дождь…
По пути он разбил пару пророческих кристаллов, и две кроваво-красные судьбы унеслись искать себе носителей…
А потом…
Просто…
В него попали.
Он стоял, и смотрел на собственное тело, лежащее у ног. Потом обернулся – сзади стоял человек дождя и грустно улыбался. Эта улыбка слегка сбила Сына Облака с толку, но он всё таки не забыл спросить:
- Для чего ты пришёл?
Неожиданно, вместо ответа, Человек Дождя покачал головой.
- Я не заберу тебя в дождь сегодня.
- Как?
И всё. Время вопросов было закончено. Он снова был в Ночи. В городе. Рядом с пожаром. Пылающая балка падала на женщину. Всё, что он успел – вытолкнуть её собой…
Снова Человек Дождя…
- Почему ты не берёшь меня в дождь?
- Ты красиво уходишь. Ты должен красиво уходить, чтобы другие красиво шли…
Он снова был в Ночи. И снова уходил…

@темы: Тучи над Эйдосом

09:09 

Тучи над Эйдосом. История восьмая.

Нельзя так просто взять, и не взять то, что можно не взять.
Проклятие крыльев. Сага о начале.



Был некто, рекомый Тархором, могущественный среди сновидцев. И властью своей увидел он сон. А во сне была Ночь, что воззвала к нему. И откликнулся он на зов, и пришёл в Ночь, и присягнул Ночи. И дала ему Ночь Атрибут в виде двух крыл цвета неба. И возрадовался Тархор. И вознёсся он выше холмов ночных. И были его воздух и небо…

Присягнувший получал Атрибут. Это была проверка. Если он осваивал Атрибут до конца ему предлагалось принять от Ночи ещё и Облик…

И насытился Тархор небом, и во второй раз пришёл он к Ночи, и вопросил её:
- Что ещё можешь дать ты мне, хозяйка лунных мостов?
Тогда же понял он, сколь глуп был, вопрошая так. Ибо во второй раз не даёт Ночь ничего бесплатно.
- У меня нет ничего, кроме моего разума.
Так сказал он, и получил от Ночи облик Звёздного Воина.

Много зла было уничтожено в то время…


Но не забыла Ночь про плату. Разум оставлял Звёздного Воина. А вместе с разумом менялся и Облик. Дик стал он и озлоблен. И было это во времена становления Эйдоса…

Много присягнувших погибли от рук его в то время…


А потом пришёл в Ночь Монах Крови. И он сумел одолеть Звёздного Воина. И подняв крылья его над собой сказал так:
- Запомните этот миг, жители Ночи! Ибо сегодня погиб Звёздный Воин, первый демон Ночи, один из величайших. И демоном будут называть его, и демоном назовут всякого, кто, подобно ему, будет прокажён Ночью…
Но не знал Монах, что и его уже поразила проказа ночного безумия…

С тех пор всегда есть демоны в ночи…

@темы: Тучи над Эйдосом

09:20 

Тучи над Эйдосом. Истории шестая и седьмая.

Нельзя так просто взять, и не взять то, что можно не взять.
Боль напрокат. Бег по кругу.



Мы слишком долго выход искали,
Но шли всё время вдоль стены…
(Ария, «Осколок льда»)



Остался один, в очередной раз испугавшись одиночества…

Всё – от страха…
Мы боимся…
Сильнее…
Очень сильно…
И тогда – страх становится явью. Мы принимаем «меры», которыми только усугубляем своё положение. Я боюсь одиночества. Я завожу множество знакомых, которых называю друзьями, и, в результате, остаюсь один. И… Да, боюсь ещё сильнее…

Десять посеревших, два выпавших пера и три морщины на лице – чтобы не бояться…


Вы знаете, как избавиться от страха? Либо обезуметь, либо – обрести другой страх. Теперь скажите – какой вариант вам нравится больше? Мы ничего не выбираем. Мы боимся, пытаемся защититься и снова идём по кругу…

Каждый финиш – страх перед вечным бегом…

Когда вы устаёте от чего-то – это страх. Страх перед тем, что это что-то высосет вас до конца…
Всё это – всего лишь страх…


Чужой гость. Забытые миры.



И если тебе надоел твой ласковый свет –
Тебе найдётся место у нас –
Дождя хватит на всех…
(Кино, «Закрой за мной дверь»)



Дождь шёл.
Лес спал.
В лесу были птицы, но они молчали.
В лесу были звери, но они не открывали глаз, и не общались друг с другом.
В лесу был ветер, но он лежал, свернувшись, где-то на опушке, и только сонно смотрел вдаль, вместо того, чтобы играть редкими опавшими листьями и шуметь в спящих кронах.
Двигался в этом лесу лишь один… Человек? Возможно…
Его почти целиком скрывал синий плащ.

И когда мир переполнился героями и негодяями, злом и добром, звёздами и воздухом Мечтатель Серебряной Розы призвал себе на помощь Человека Дождя…

Проводник забытых миров. Хозяин мира забытья. Дождь назывался его мир, и в дождь уводил он тех, кого наступала пора забыть…

- Здравствуй. Зачем ты пришёл?
- Я пришёл увести тебя в дождь.


Аккуратно шёл он по дорожке, стараясь не касаться своими одеяниями ни деревьев, ни травы, ни птиц, ни ветра…
И всё же…
Случайности бывают…
Единорог удивлённо встрепенулся, разбуженный случайным прикосновением.
Человек Дождя протянул руки. Одной погладил единорога по рогу.
- Спи, твоё время ещё не пришло…
Другой – закрыл ему глаза. Единорог фыркнул и уснул.
- Спи, твоё время уже не придёт никогда…

Никто не видит его до того, как настанет пора уходить, но каждый узнавал его, когда он приходил. Каждый знал, как положено к нему обратиться…

Он ушёл дальше в лес. Единорог стоял. Лес спал. Дождь шёл вслед за своим хозяином…

- Здравствуй. Зачем ты пришёл?
- Я пришёл увести тебя в дождь.


Он много раз слышал это… Это была его работа…

@темы: Тучи над Эйдосом

16:23 

Тучи над Эйдосом. История шестая.

Нельзя так просто взять, и не взять то, что можно не взять.
Хозяин маски. Правило глаз.



И когда принимали они Облики, то менялись. И скрывались за Обликами. И целиком уходили в Облики. И только глаза оставались, чтобы иметь возможность видеть. Чтобы суметь вернуться…

Вот здесь…
Холм…
Бледный Клоун в очередной раз посмотрел на карту, данную ему Монахом Крови. Холм, на котором увидел последние для себя звёзды Эфир. Холм, под которым похоронена Маска…

Эфир создал Маску, чтобы увидеть мир чужими глазами…

Изгнанных из Эйдоса не пускали обратно. Бдительные стражи и мощные заклинания не оставляли шансов. Точнее – не оставляли шансов тому, кто будет узнан.
Облик менял…
Но…
Проклятые глаза!
Любой Присягнувший, принявший статус Стража заглянув в глаза, даже принявшему Облик, сразу прочёл бы его. До конца. Не оставляя шансов.
Вывод напрашивался сам собой – для того, чтобы вернуться нужно спрятать глаза. Бледный Клоун не знал, для чего Эфир создал Маску, но он привык доверять маскам.

Холм ещё не выздоровел…

Клоун обрёл Атрибут. Собрал всю силу своего, в общем-то, не боевого Облика и ударил…
Холм раскрылся. Холм закричал. Холм отдал Маску.
Клоун усмехнулся. Клоун протянул руку. Клоун взял Маску…

Холм ещё не окреп…

Маска, чтобы спрятать, укрыть себя. Маска, чтобы пройти, не попасться. Маска, как занавес. Вся правда – всегда за кулисами, а на сцене – фарс…
Клоун…
Поднёс…
Маску…
К лицу…
Надел…
Преобразилсявознёссярухнулвоссталобожествился…
И уже не смог вернуться…
Маска поглотила его…
Холм погрёб его…

Эфир создал Маску, чтобы увидеть мир чужими глазами…
Бледный Клоун оживил Маску, чтобы спрятать свои глаза…

@темы: Тучи над Эйдосом

15:03 

Тучи над Эйдосом. История пятая.

Нельзя так просто взять, и не взять то, что можно не взять.
Проклятие крыльев. Перо на счастье.



Ночь любит начинать свои истории у холмов, на холмах и внутри холмов. В этот раз холм был мраморный. Вот так – мраморный холм, на совершенно обычном пустыре. Выросший за пару часов. Предназначенный для ангела.
Хранитель Мечты был первым ангелом Ночи. Он пришёл, чтобы отдавать.
Он создал холм, такой, чтобы заметили.
Он сделал холм красивым, таким, чтобы поняли.
Но он не учёл царящую вокруг Ночь…
- Здравствуй, крылатый.
Наклон головы.
- Ты – ангел?
Кивок.
- Я знал, что и к нам когда-нибудь придёт ангел. Я знал. Ты ведь исполняешь желания? Как джины?
Кивок.
- Мне нужны ответы, ангел. Всего лишь ответы. Я хочу знать.
Кивок. Лёгкий жест руки. Сверкающая пыльца и запах разбитой звезды. Человек на мгновение закрыл глаза, потом молча кивнул в знак благодарности и ушёл.
А Хранитель соврал. Джинам исполнение желаний ничего не стоит. А он сейчас с гордостью смотрел на серое перо. Единственное на двух белоснежных крыльях. Пока единственное.

- Здравствуй, крылатый.
Наклон головы…


Приходили…
Хотели…
Поговорить – это не стоило ничего…
Удачи – три серых пера…
Бессмертия – десяток перьев посерел, пара – выпала и появилась морщинка на лбу…
Воскрешения близких – месяц собственной жизни…

Ангелы бессмертны, но не вечны…

…Друг Ветра сидел за столом и писал, когда сквозняк бросил ему в лицо перо. Он выглянул на улицу: по улице шёл старик. Ноги передвигались с трудом, взгляд был направлен строго вниз… За спиной старика висели крылья. Их кончики волочились по пыли, теряя перья. Совсем не такими Друг Ветра представлял себе ангелов. Но это – явно был ангел. А значит… Можно попросить исполнить желание…

@темы: Тучи над Эйдосом

10:52 

Тучи над Эйдосом. История четвёртая.

Нельзя так просто взять, и не взять то, что можно не взять.
Примечание: Эта история потеряла свою актуальность, но она остаётся частью историй ночного народа, посему - я выложил и её.

Боль напрокат. Исповедь купившего сердце.



А всё оттого что мы
Любили ловить ветра
И разбрасывать камни…
(Крематорий, «Мусорный ветер»)



Когда я еду по городу в автомобиле – я не люблю смотреть назад: быстро убегающие дома создают ощущение, что они вот-вот кончатся. И это – страшно.
Я не люблю смотреть вперёд. Тогда кажется, что они не кончатся никогда. И это – ещё страшнее.
Я всегда смотрю вбок. Ты не движешься, а просто меняются дома возле тебя. Ты не движешься… Наверное в этом моя ошибка…

- Был ли у меня шанс?
- Был.
- Шанс на что?
- Шанс на счастье…


Может быть ошибка в том, что я пишу.
Скажите, вы простили бы человека, неизвестно по какой причине уничтожившего ваш шанс стать счастливым? Я не простил. Не могу… Вот только как быть, когда этот человек – и есть ты сам. В конце концов, кто ещё может так с тобой поступить…
А я в него не верил…
Я, наверное до сих пор не верю, что он был. Но при этом знаю, что я его потерял, но не верю и в это…

- Почему ты плачешь?
- Это не слёзы… Просто судорога…


Зачем я это пишу? Потому что не знаю, что теперь делать… Я буду вечно злиться на себя, но и вы прекрасно знаете, сколько пользы можно извлечь из такой злости. Потому что не верил… Я хотел этот шанс, но верить было трудно. Кто виноват? Я… И вот теперь я в ссоре с ним… Со мной…

Герои плачут только под дождём, а дождь идет, когда плачут боги…

Вы хотели увидеть меня без маски? Она разбита: смотрите… И нет ничего. И никого. И никогда.
Ищите своё. Возможно – найдёте. Но – не заметите, и потеряете…
Зато, когда потеряете – поймёте. Ценой потери покупается сердце. Ценой боли. Если оно болит – значит оно есть… Сможете ли оспорить? Согласитесь ли на такую цену? Я ведь не специально его терял! Мне не нужно купленного сердца, но – уже поздно…

Шутов хоронят за оградой. ©

Трудно…
Трудно поверить в окончательное…
Не хочу!
Я же программист. Я привык пользоваться сочетанием клавиш Ctrl+Z или кнопкой «Отменить последнее действие». Видимо в этом тоже ошибка. Стоило привыкнуть с самого начала к невозвратности своих действий…
Это ведь всё не самобичевание, и не жалоба. Просто потому, что я не знаю, что делать – я пишу…

Я проиграл последний бой,
Истёк отпущенный мне срок.
Весна смеётся надо мной…
Видать – никчёмный я игрок.


Я боюсь…
Я трус…
Нет, не самобичевание… Я знаю, что вы скажете: не парся! В жизни столько перспектив! Найдёшь другой свой Шанс-На-Счастье. Будешь счастлив!
Нет. Не найду. Не буду искать… Мне хватит одного сердца. Даже одно – слишком больно. Теперь я знаю, что они такое – эти шансы…
Я боюсь…

Скажите мне: что может быть больнее падения из ада – в небеса?

Я неожиданно оказался там. Я ещё не привык к небесам. Прохладный ветер обжигал лёгкие, привыкшие к затхлому теплу. Солнечный свет после факелов больно бил по глазам. Я ещё не привык. Но они увидели, что мне там плохо, и решили, что мне лучше покинуть небеса. Кто они? Не знаю… Наверное мойры. Куда я отправился? А куда я мог ещё, кроме как подняться обратно, в свой ад, к своим факелам…
А оказалось – это ещё больнее – потерять небо…

Какое чудо исцелит того, кто никогда не верил в чудеса?

Я потерял свой шанс на счастье…
Я пытаюсь в это поверить, но – не могу… И не хочу…
А, если не поверю – никогда не пойму, что делать дальше…
Зачем я пишу всё это? Потому что не знаю, что мне делать дальше…
Я потерял свой шанс на счастье…

Блаженны нищие духом, ибо их есть царствие небесное… ©

Зачем мне рассудок?
Да, он возвращается в начальное состояние. Наверное я уже не настолько псих, как недавно. Но от этого – ещё хуже… Рассудок не приемлет ничего, кроме грустной музыки и одинакового пейзажа за окном…
Я отдам вам всё, всего лишь за возвращение шанса… Я готов уже всю жизнь прожить им одним, даже не мечтая об его исполнении…
Я не знаю, что делать…

Я не знаю, что делать…

@темы: Тучи над Эйдосом

17:40 

Тучи над Эйдосом. История вторая.

Нельзя так просто взять, и не взять то, что можно не взять.
Проклятие крыльев. Кровь палача.



Мне хочется плакать от боли,
Или забыться во сне.
Где твои крылья, которые
Так нравились мне?
(НАУ, «Крылья»)



Склон был назван.
Речка не имела имени.

Палач были всегда. И это – не опечатка…

На Склоне Казни стояла плаха. Рядом стоял Тайный Палач. Рядом стояла на коленях парящая. Рядом лежали крылья. Парящая молчала. Её родичи вились над землёй, крича от боли за неё.
- Встань.
Трудно противиться голосу Палача. Голос – его власть. Его дар. Парящая отвернулась и попыталась врасти в землю… Но земля – не её стихия…
- Встань!
Она знала, что её ждёт, когда он позвал её вниз. Но Палачу невозможно противиться. Палач обладает властью. Властью над властью…
- Встань!!!
Сил не осталось. В общем-то их и не было. Но теперь закончилась и воля… Она попыталась встать. Ноги не слушались. Палач подошёл ближе, и поставил её на ноги резким рывком. Один из её братьев бросился на Палача, и был сбит самостоятельно метнувшимся топором, высшим Атрибутом Палача – Тайный Палач неприкосновенен… Для всех, без исключения…
Парящая встала. Палач подтолкнул её к склону. Ноги, непривычные к ходьбе подкосились, и она… Побежала… Вниз… В озеро…
Палач неприкосновенен. Для всех – без исключения. Парящие не могли поспорить с этим. И подарили ему крылья. И приняли в семью.
И он воспарил.
Летел.
Дышал.
Наслаждался.
Он чувствовал воздух.
Он опирался на воздух.
Он сам стал воздухом.
А потом… Они отняли у него крылья. Палач неприкосновенен. Для всех – без исключения. Но воздух – стихия парящих.
И он упал. От падения ноги его подкосились, и он… Побежал… Вниз… В озеро…
Палач не может умереть…
Так в Ночь пришёл Страж Озера…

@темы: Тучи над Эйдосом

13:20 

Тучи над Эйдосом. История первая.

Нельзя так просто взять, и не взять то, что можно не взять.
Создатель маски. Искатель серебра.


Споткнувшись в восьмой, или уже девятый раз, Эфир остановился. Очередной мёртвый сокол попал под ногу. А скольких он перешагнул. Ему самому как-то не верилось, что соколы – это шпионы Монаха Крови. Но по городу прошёл приказ, и теперь соколов беспощадно уничтожали. Не то, чтобы он очень уж сильно любил пернатых, но вид большого количества мёртвых птиц не делал прогулку радостнее…
Он шёл на холм. В выборе маршрутов он не был оригинален. Дорогу к холму он мог бы найти с завязанными глазами. Обычно он доходил до холма, ложился на его вершине и смотрел на звёзды.

Скажите, как давно вы узнали, что звёзды – это огромные облака раскалённого газа, находящиеся за миллионы километров от нас? Не помните? Он тоже не помнил…

У него была мечта – увидеть звёзды, не зная, что они такое. Несбыточная, бессмысленная мечта. Это он и пытался сделать. А холм… Чувствовалось в нём что-то необычное. Сильное. Эфир и сам был магом не из последних.
Доказывая самому себе эту последнюю мысль, он перекинул из руки в руку шар, слепленный из чёрного огня, улыбнулся собственному ребячеству и выбросил шар в ночное небо. К его ногам упало обгоревшее тело сокола…
У него была мечта – увидеть истинные звёзды, а не те, которые описывает наука. Ради этого он жил. Вернее – в том числе ради этого…
Холм был пуст. Как всегда. Он лёг на вершину, и вперил взгляд в небо. Под небом летел сокол. В той точке, что находилась строго над лицом Эфира, сокола сбила красная молния. Эфир насторожился. Какая-то ассоциация с таким стилем у него в памяти была. Он напряг память, и, как наяву, услышал голос Монаха Крови: «Ну, здравствуй, Фиря».
Оказалось что не «Как». Монах стоял над ним, задумчиво шевеля носком ботинка тушку сокола. Эфир перевернулся на бок, подпёр голову рукой.
- Сколько лет, сколько зим, Кровавый.
Губы произносили слова, а руки за спиной лихорадочно плели Атрибут. Нужно было время. Монах стоял уже с Атрибутом и в Облике. Тут до Эфира дошло…
- Слушай, Монах, а зачем ты убил сокола?
- Странный вопрос… Убивать ваших шпионов – в моих интересах…
Эфир не успел удивиться – Монах занёс правую руку, которая уже вся была покрыта красными искрами от переизбытка энергии. Его Атрибут ещё не был готов, и он мог лишь отпрыгнуть в сторону. Молния ударила в холм…

А холм… Чувствовалось в нём что-то необычное. Сильное…

Холм раскрылся. Холм закричал. Холм отдал лунный кристалл.
Эфир удивился. Эфир протянул руку. Эфир взял кристалл.
Монах испугался. Монах закрыл глаза. Монах сдался…

А холм… Чувствовалось в нём что-то необычное. Сильное…

Эфир держал в руках лунный кристалл. Он мог сделать из него что угодно. Он мог… Рядом, безвольно опустив руки, стоял Монах Крови. Оружие… Оно уже начало формироваться из кристалла, подчинённого фантазии Эфира. Но тут…

У него была мечта – увидеть истинные звёзды, а не те, которые описывает наука. Ради этого он жил. Вернее – в том числе ради этого…

Из кристалла выросла Маска. Маска, чтобы видеть мир чужими глазами. Маска, чтобы потерять себя. Маска, чтобы умножить себя, изменить себя, забыть себя…
Он стоял с Маской в руках…
Он нёс Маску к лицу…
Он смотрел через Маску…
Он смотрел на мир, который не имел имён…
Просто свет… Сверху…
Просто темнота… Вокруг…
Просто серебро… Источник света…
Он исполнил свою мечту…
Он был убит, увлекшись мечтой…

У него была мечта – увидеть истинные звёзды…

Маска была погребена под холмом. Монах Крови ушёл. Всё остальное – осталось как и было. Лишь умерла, сбывшись, очередная нелепая мечта…

@темы: Тучи над Эйдосом

13:10 

Тучи над Эйдосом. Начало.

Нельзя так просто взять, и не взять то, что можно не взять.
Под воздействием локальной депрессии, начинаю выкладывать сюда сборник безбожно философских своих зарисовок, под общим заголовком "Тучи над Эйдосом":

Тучи над Эйдосом.
Истории ночного города.


От автора, или сестра таланта.



Перед вами – осколки мира. Витраж. Абстракция. Мозаика.
Это не стоит читать тем, кто любит конкретику и точность (в частности под это определение подхожу и я ;). Этот, с позволения сказать, сборник адресован в первую очередь демиургам. Творцам. А также всем остальным, кому интересны другие миры…
Видали – суть сборника в одном абзаце. Я однозначно талантлив…
Ещё один абзац – для неожиданностей.
Я редко посвящаю кому-либо то, что пишу. Почему? Не нахожу поводов. Обычно я собираю вместе столько персонажей (в том числе и из реальной жизни), что выделить среди них кого-то одного – нонсенс. В этот раз я делаю исключение. Я посвящаю эти истории ночного города человеку, который первым (скорее всего и последним) услышал их рассказанными мною вслух. Я посвящаю их (как и десяток посеревших перьев за ответы на вопросы) Забывающей-По-Утрам. Котёнку…

ЗЫ: Esp. For You: Мурр…


Игра втёмную. Сотворение всего.
(Вступление, которое не нужно)


И невозможен каждый день,
Для тех кому не спится ночью…
(Би-2, «Мяу-кисс-ми»)



Тогда ещё жил Мечтатель Серебряной Розы…

Так начинаются все истории. В третий раз выводя эти строчки рука дрогнула… Писать о себе в прошедшем времени – плохая примета. Но по большей части настоящее время сейчас было бы ложью.

Был он могущественнейшим среди сновидцев…

Был. Не богом, но высшим… Единственным демиургом…

Он был творцом. Он любил творить. И увидел он во сне Мир, и Город, и Ночь. Великой силой обладают сновидцы. И стал Город в Ночи. И назвала его Ночь «Эйдосом». И пришли в Мир к Городу ищущие Ночи. И дала им Ночь Облики и Атрибуты…

Золотое было время…
Здесь стоило бы поставить кляксу на листе бумаги, похожую на слезу. Время ушло… Эйдос – Город-В-Пирамиде. Эйдос – общий дом. Эйдос – центр Ночи. Там жили те, кто присягнул ночи. Там правили Лэйды, а над ними стояла Ночь…
Золотое было время…

И были подвиги, совершённые Атрибутами. И была слава, идущая вслед за Обликами…

Всё было…

И не ищи – ты не найдёшь следов,
Что Воин Вереска оставил уходя…
(Мельница, «Воин Вереска»)

@темы: Тучи над Эйдосом

Место.

главная